Парк Пратер

05

Многие воспринимают Пратер всего лишь как один из парков развлечений, но на самом деле Пратер – это нечто большее. Парк этот — такое же типичное венское изобретение, как кофейни и винные погреба на берегах Дуная. Одним из ориентиров не только парка, но и всего города стало знаменитое Колесо обозрения (высота 65 м), увидеть которое можно практически из любой части австрийской столицы.

Многие называют Пратер Диснейлендом XIV — XIX века. Те, кто хоть однажды побывал в Вене, так же как и венские жители, снова и снова стремятся сюда, чтобы окунуться в атмосферу пёстрой толпы и проникнутся очарованием старых идеалов: в Пратере вы найдете настоящую карусель с лошадками (построенную в 1840), комнату смеха и целую аллею с сосисками. Из-за этих сосисок западную часть парка до сих пор называют Вюрстельпратер или Сосисочный Пратер. Хотя некоторые гиды утверждают, что название это произошло не от популярного венского блюда, а от имени Хансвурста, местного Петрушки. В позапрошлом веке в парке постоянно устраивали уличные представления, а фигурки из этого народного театра сейчас можно увидеть в Музее Пратера (Prater Museum), который находится в здании планетария. Идея народных планетариев также пошла из Вены, а потом распространилась на всю Центральную Европу, где ни один крупный парк не обходится без этого незамысловатого аттракциона. В музее также можно увидеть ностальгические фотографии популярных 200 лет назад развлечений, афиши выступлений «Семоны, заклинательницы змей», города лилипутов и т.д.

Подобные развлечения были тогда чрезвычайно популярны и Пратер издавна пользовался славой одного из лучших европейских парков и даже вдохновлял поэтов и писателей. Еще у Гёте в 1801 году Мефистофель зовёт Фауста в Вальпургиеву ночь: «Приди же на курган; Там так весело, как будто бы в Пратере». А например, известный австрийский писатель Альберт Штифтер писал в своём эссе «Пратер» в 1845 году: «Немногие города мира могут похвастаться подобным явлением, как мы — Пратером. И что же такое Пратер, парк? — Нет. Или луг? — Нет. Может, лес? — Тоже нет. Ну, а, может быть, это сад? — Нет. Или это увеселительное заведение? — Нет. Так что же это всё-таки такое? А Пратер — всё это вместе».

Вообще Пратер — означает «луг» и происходит от латинского praterum. Впервые область, где сейчас находится Венский Пратер, упоминается в летописи уже в 1162 году, при императоре Фридрихе I. В разное время она принадлежала монастырям, духовным орденам и общинам, пока Максимилиан II в 1560 году не сделал ее охотничьими угодьями Габсбургов, выкупив земли у их владельцев. Для простых горожан доступ в Пратер был закрыт, но императрица Мария-Терезия в 1759 году несколько ослабила запреты и официально разрешила посещать Главную аллею особо приближенным ко Двору вельможам (с условием, что гости не должны были причинять вреда водящейся в лесах дичи). А уже демократичный Иосиф II открыл парк в 1766 году для публики (под возмущенные крики аристократии). Вскоре Пратер стал популярным местом для гуляний самых разных слоев населения; многочисленные кабаре принимали посетителей поздним вечером, развлекали музыкой и танцами. Тогда-то в Пратере и появились сосиски. И хотя сосиски и кабаре были развлечениями скорее плебейскими, венская аристократия тоже стала считать Пратер обязательным местом сбора: по воскресеньям по длинной центральной аллее взад-вперед катались коляски. В Пратере венские модницы выгуливали новые наряды, и венское общество собиралось в парке «себя показать и других посмотреть». Луга и рощицы с двух сторон окружают Главную аллею, а в тени деревьев прячутся небольшие пруды. Эта аллея протяженностью 4 км от Пратерштерн до Лустхаус была проложена еще в1537 году при императоре Фердинанде I и с обеих сторон обсажена каштанами (сенсационной новинкой из Турции). Многие из деревьев сохранились с тех далеких времен. А в 1791 году даже Моцарт оторвался от сочинительства, чтобы пойти в Пратер посмотреть на монгольфьер, в гондоле которого поднялся в воздух Франсуа Бланшар. Кстати веревку воздушного шара перерезал сам эрцгерцог Франц.

Кстати, уже упоминавшееся Колесо обозрения (Riesenrad) было сооружено в 1896 году в честь юбилея коронации Франца Иосифа I. Проект принадлежал британскому военному инженеру Уолтеру Бассету, который к тому времени прославился сооружением аналогичных (но, увы, не сохранившихся до наших дней) аттракционов в Париже, Блэкпуле и Чикаго. Закрытые кабинки похожи на маленькие красные трамвайчики, скамеек в них нет, а крутится колесо довольно медленно (1 круг — около 10 минут), но все равно поездка на Колесе обозрения – обязательна для приехавших в Вену. После реконструкции 1944 года из соображений безопасности на колесе осталось лишь 15 кабинок. Номера кабинок — только четные (чтобы не было кабинки с номером 13) — 2,4,.. 30. А с 1987 года кабинка номер 30 — стала кабинкой-люкс. В ней можно проводить праздники, дни рождения и т.д. Атмосфера здесь более чем солидная — стены красного дерева, гардины в стиле модерн, мраморные столики и ковры.

На самом деле, в Пратере два колеса обозрения: есть еще и новое, которое и выше и крутится быстрее, но атмосферу Пратера можно почувствовать только на старом колесе. Отрадно, что венские власти вовсю стараются сохранить в Пратере дух старины, из недавних нововведений в парке появился стилизованный под старину манеж с каруселью из живых пони. Прелесть венских аттракционов в том, что они не похожи на современные высокотехнологичные американские горки и прочие Диснейленды. Оставаясь очаровательным провинциальным городом, Вена верна старым имперским традициям. Где еще встретишь пони, карусель и сосиски в одном флаконе? Только в Пратере, — и эта легкая вульгарность еще один из плюсов в пользу Вены.

Менее цивилизованная и лишенная аттракционов часть парка называется Грюнерпратер или Зеленый Пратер. Но отсутствие цивилизации не лишает её очарования. Грюнерпратер – это настоящий лес на берегу Дуная. И если вы уже вышли из детского возраста, все равно добираться до Зеленого Пратера веселее всего по Лилипутбану — Миниатюрной железной дороге, поезд которой останавливается недалеко от колеса обозрения. Приятная десятиминутная поездка с одной остановкой на пути доставит вас на два километра вглубь Пратера.

Австрийцы всегда любили праздники. Причём праздники зрелищные, а какой праздник без фейерверка? Так в 1770 году по распоряжению кайзера Йозефа Второго в Вену был вызван иноземный мастер Жирандолини. Но уже через пару лет у Жирандолини появилась серьёзная конкуренция: к организации зрелищных салютов подключился немецкий мастер Георг Штувер. На месте современной Штуверштрассе он оградил специальную лужайку, а для посетителей даже отстроил зрительную трибуну . С 1777 года Штувер по несколько раз в году устраивал на радость жителям и гостям города фейерверки. Народ ломился на это зрелище, не взирая на высокую плату и типично автрийскую примету «если Штувер назначил дату фейерверка, непременно быть в этот день дождю». Штувер устраивал салюты вплоть до 1879 года. Потом же фейерверки стали устраивать от случая к случаю, например, к 50-летию кайзера Франца Йозефа или по окончании турецкой войны 1883 года. Но с начала 20 века организацией венских фейерверков стала заниматься фирма «Пинто», и салюты в Пратере проводятся теперь на регулярной основе.

И сейчас Пратер — самое доступное место для жаждущих ностальгических развлечений. Можно прокатится на карусели, побродить по Центральной каштановой аллее, отведать сосисок или варёной кукурузы, пострелять в тире, зайти в комнату смеха и почувствовать себя, наконец, счастливым. Ведь Пратер — это нескончаемый праздник для всех и каждого.